ПРОЕКТ Обзора судебной практики по рассмотрению заявлений о недействительности сделок в делах о несостоятельности (банкротстве)

Федеральным законом от 28.04.2009 №73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон №73-ФЗ), вступившим в силу с 05.06.2009, введен ряд новых положений в Федеральный закон от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), в числе которых – глава III.1 «Об оспаривании сделок должника». С этого момента количество обособленных производств по данной категории споров, возбуждаемых в деле о банкротстве, возросло, что повлияло и на увеличение количества апелляционных обжалований судебных актов, вынесенных по результатам рассмотрения заявлений об оспаривании сделок должника.

В связи с дополнением Закона о банкротстве главой III.1 Высший Арбитражный Суд Российской Федерации дал ряд разъяснений в постановлениях Пленумов и в Информационных письмах. В настоящее время подготовлено и находится в стадии обсуждения постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», в котором отдельные пункты посвящены производствам по заявлениям об оспаривании сделок.

В рамках настоящего обзора практического применения упомянутой главы внимание будет обращено на отдельные вопросы как процессуального, так и материального характера, возникающие при разрешении рассматриваемой категории дел. При этом остановимся на практике, складывающейся на основании разъяснений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Дальневосточном регионе. Выделенные моменты, возможно, будут полезны для формирования единого подхода к разрешению отдельных спорных ситуаций, а также позволят учесть моменты, которые, не будучи спорными, заслуживают описания по иным причинам.

В начале обобщения целесообразно напомнить, что вопрос о недействительности сделок должника или сделок, в которых участвует имущество должника, по общему правилу вправе поставить только внешний (конкурсный) управляющий (статья 61.9 Закона о банкротстве). Следует учитывать исключения, установленные для индивидуальных предпринимателей и для лиц, по требованию которых сделка не оспорена арбитражным управляющим – подробнее об этом указано в пункте 34 и в абзаце 5 пункта 31 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 №63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Постановление №63); на практике эти ситуации в нашем округе не возникали (судебные акты не выявлены).

Вышеуказанное право на обжалование предполагает обязанность этим правом активно пользоваться при исполнении возложенных на внешнего (конкурсного) управляющего обязанностей с целью пополнения конкурсной массы должника, в том числе за счет возвращения в конкурсную массу имущества и аннулирования необоснованных задолженностей в рамках применения последствий недействительности сделок. В этой связи следует учитывать возможность обжалования соответствующего бездействия арбитражного управляющего (пункт 31 Постановления №63).

В настоящее время судебная практика по жалобам на соответствующее бездействие формируется довольно жестким образом; арбитражным судам следует исходить из обязанностей арбитражного управляющего оперативно реагировать на предложения кредиторов оспорить сделку должника, при этом не ограничиваться формальным заявлением при обращении в арбитражный суд, а надлежащим образом  его обосновать. В качестве примеров следует привести постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.02.2012 №15935/11 по делу №А21-1723/2010; постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 03.04.2012 №06АП-850/2012.

Сделки должника и сделки, связанные с имуществом должника, возможно оспорить только в деле о банкротстве соответствующего должника, что нашло свое закрепление в статье 61.8 Закона о банкротстве и разъяснено в пункте 17 Постановления №63. Указанный процедурный порядок применяется вне зависимости от даты совершения оспариваемой сделки или возбуждения производства по делу о банкротстве. При этом нормы, применимые к существу спора, необходимо соотнести с датой совершения спорной сделки и применять следует те из них, которые действовали на дату ее совершения (статья 5 Закона №73-ФЗ, пункт 1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.04.2010 №137 «О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 №73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Следует в этой связи учесть, что определение подлежащей применению нормы права относится к правомочию арбитражного суда, рассматривающего соответствующий спор по заявленным предмету и основаниям, под которыми понимаются соответственно материально-правовое требование заявителя и обстоятельства, на которые ссылается заявитель в подтверждение своих требований. То есть результат рассмотрения спора не должен зависеть от нормы, указанной заявителем; арбитражный суд требование об оспаривании сделки проверяет исходя из указанных в заявлении фактических обстоятельств, применяя подлежащую применению норму самостоятельно.

Так, по одному из дел о банкротстве конкурсный управляющий должником обратился с заявлением о признании недействительной сделки дарения, сославшись в обоснование своей позиции на статью 61.2 Закона о банкротстве. Арбитражный суд первой инстанции, принимая во внимание дату совершения сделки (2007 год), признал не подлежащими применению к заявленному требованию положения главы III.1 Закона о банкротстве и в удовлетворении заявленных требований на этом основании отказал. Апелляционный суд, отменяя определение суда первой инстанции, также исходили из того, что в момент совершения оспариваемого договора нормы права, на основании которых конкурсный управляющий заявил свое требование, отсутствовали, а потому при разрешении спора эти нормы не подлежали применению. Вместе с тем апелляционный суд учел обстоятельства, изложенные конкурсным управляющим в заявлении, и с учетом этих обстоятельств применил нормы права, действующие на дату совершения оспариваемой сделки и наделяющие конкурсного управляющего правом на оспаривание сделок должника. С учетом установленного по делу апелляционный суд пришел к выводу о недействительности оспариваемого договора. Арбитражный суд кассационной инстанции с выводами второй инстанции согласился (постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 16.09.2011 №06АП-1190/2011, постановление Федерального арбитражного Дальневосточного округа от 28.22.2011 №Ф03-5809/2011 по делу №А04-942/2009 Арбитражного суда Амурской области).

Закон о банкротстве предусматривает возможность оспаривания по специальным основаниям двух видов оспоримых сделок – подозрительных (статья 61.2) и с предпочтением (статья 61.3). Применение перечисленных норм подробно разъяснено в Пленуме №63. Тезисно касаясь указанных разъяснений, обратим внимание на нижеследующее.

Оспаривание подозрительных сделок предполагает проверку судом двух оснований – оговоренных как в пункте 1, так и в пункте 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, то есть соответственно с точки зрения равноценности встречного предоставления и с точки зрения причинения вреда имущественным правам кредиторов (см. абзац 4 пункта 9 постановления Пленума №63).

Период подозрительности для сделок, совершенных при неравноценном встречном исполнении, составляет один год до даты возбуждения дела о банкротстве в отношении должника; совершенных в целях причинения имущественным правам кредиторов – три года  с этого же момента.

В силу пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований. Приведенный в этом пункте перечень условий, при которых имеет место оказание предпочтения, является открытым.

При проверке сделок по статье 61.3 Закона о банкротстве необходимо учитывать дату их совершения. Если сделка совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или за месяц до этого, то для признания ее недействительной достаточно формальных условий, как они указаны в пункте 1 названной нормы права; если сделка совершена в период от одного до шести месяцев до возбуждения производства по делу о банкротстве, то для признания этой сделки недействительной дополнительно необходимо доказать недобросовестность контрагента - то есть то, что ему было или должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.

По правилам главы III.1 оспариваются сделки должника, под которыми понимаются и действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательством Российской Федерации, процессуальным законодательством Российской Федерации и другими отраслями законодательства Российской Федерации, а также действия, совершенные во исполнение судебных актов или правовых актов иных органов государственной власти. Соответствующая установка содержится в пункте 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве, разъяснения этого пункта, с указанием на частные примеры, изложены в пункте 1 Постановления №63).

По правилам названной главы рассматриваются также сделки, совершенные не должником, но за его счет, то есть сделки с участием имущества должника (пункт 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве, пункт 2 Постановления №63). Следует отметить необходимость выяснения вопроса о принадлежности должнику имущества, участвующего в оспариваемой сделке, поскольку от ответа на данный вопрос зависит наличие либо отсутствие оснований для признания сделки недействительной. Указанный вывод возможно проиллюстрировать практическим примером, приведенным ниже.

Так, в рамках дела о банкротстве Общества конкурсный управляющий последнего обратился с заявлением на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве о признании недействительной сделки, выразившейся в совершении действий по переоформлению лицензии на право пользования недрами между третьими лицами - двумя сторонними обществами, первое из которых (отчуждатель по оспариваемой сделке) право на лицензию получило как дочернее предприятие должника. В рамках рассмотрения заявленного требования арбитражным судом установлено, что предметом оспариваемой сделки являлось право пользования недрами и это право на момент его переоформления принадлежало отчуждающему лицу по оспариваемой сделке, но не должнику. При установленных обстоятельствах сделан вывод о недоказанности того, что оспариваемые действия (сделка) совершены за счет должника. Поскольку в сделке не участвовало имущество должника, предполагаемое к поступлению в конкурсную массу, суд пришел также к выводу о недоказанности совершения соответствующих действий в целях причинения имущественным правам кредиторов, удовлетворение требований которых зависит от наличия и стоимости конкурсной массы должника. Указанное явилось достаточным основанием для отклонения требования конкурсного управляющего Обществом о признании сделки (оспариваемых действий) недействительной (постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2011 №06АП-3523/2011, поддержанное постановлением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа  от 09.12.2011 №Ф03-6011/2011, по делу №А37-1051/2009 Арбитражного суда Магаданской области).

Надо отметить, что в рамках дела о банкротстве в соответствии с установленным порядком рассматриваются не только оспоримые сделки по специальным основаниям, предусмотренным статьями 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве, но и оспоримые и ничтожные сделки по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, что следует из прочтения пункта 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве. Примером из практики могут служить дела: №А73-12818/2009, в рамках которого Арбитражным судом Хабаровского края вынесено определение от 28.09.2010, оставленное без изменения постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2012 №06АП-5354/2010; №А04-5707/2010, в рамках которого Арбитражным судом Амурской области вынесено определение от 09.09.2011, поддержанное постановлениями Шестого арбитражного апелляционного суда и Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 16.11.2011 №06АП-4785/2011 и от 10.02.2012  №Ф03-7087/2011 соответственно.

В развитие данного разделения при оспаривании сделок стоит обратить внимание на вопрос о сроке исковой давности, который исчисляется по-разному для сделок, оспариваемых по общему либо специальному основанию.

Так, в соответствии со статьей 61.9 Закона о банкротстве срок исковой давности по заявлению об оспаривании сделки должника исчисляется с момента, когда первоначально утвержденный внешний или конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве. То есть это общее правило о начале течения срока исковой давности относится к сделкам, оспариваемым по специальным основаниям, и объясняется тем, что соответствующие основания возникают и связаны с возбуждением дела о банкротстве в отношении участника сделки (пункт 32 Постановления №63).

Однако данное правило неприменимо при оспаривании сделок должника по общим основаниям – в этих случаях применяются положения статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которых для ничтожных сделок срок исковой давности составляет три года и начинает течь с начала исполнения сделки. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации высказал свою позицию по данной проблематике при рассмотрении дела №А41-25081/09 (см. определение от 30.01.2012 №ВАС-15051/2011, дело рассмотрено Президиумом на заседании 29.03.2012, постановление на момент составления  настоящего обобщения не опубликовано).

В главу III.1 Закона о банкротстве включены нормы, прописывающие условия, которые не позволяют оспорить сделку по соответствующему основанию либо влекут отказ в признании оспариваемой сделки недействительной – статьи 61.4 и 61.7 (всего четыре основания). На практике заявляется, в основном, о наличие одного из двух условий.

Так, оценивая сделку на предмет ее подозрительности по п.1 ст.61.2 Закона о банкротстве или на предмет совершения с предпочтением по статье 61.3 Закона о банкротстве, необходимым является выяснение вопроса о возможном отнесении этой сделки к числу совершаемых в обычной хозяйственной деятельности должника, поскольку в силу п.2 ст.61.4 Закона о банкротстве при положительном ответе на данный вопрос, если размер принятых по сделке обязательств не превышает одного процента стоимости активов должника, сделка не может быть оспорена по указанному основанию (п.14 Постановления №63). В качестве примеров применения указанной нормы права и исключения указанного в ней основания - постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 13.12.2011 №Ф03-6027/2011 по делу №А04-5707/2010 Арбитражного суда Амурской области; постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 08.09.2011 №06АП-3673/2011 по делу N А04-942/2009 Арбитражного суда Амурской области.

Согласно статье 61.7 Закона о банкротстве арбитражный суд может отказать в признании сделки недействительной в случае, если стоимость имущества, приобретенного должником в результате оспариваемой сделки, превышает стоимость того, что может быть возвращено в конкурсную массу в результате оспаривания сделки, или если приобретатель по недействительной сделке вернул все исполненное в конкурсную массу. Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 13.09.2011 №06АП-2884/2011 по делу №А04-942/2009 Арбитражного суда Амурской области – пример отказа в признании сделки недействительной со ссылкой на данное условие.

В завершение хотелось бы отметить, что перечень освещенных выше вопросов, возникших при практическом применении главы III.1 Закона о банкротстве, не является исчерпывающим. За рамками настоящего обсуждения остались, в том числе, вопросы применения последствий недействительности сделок – они требуют отдельного обобщения, учитывая неоднозначность складывающейся в этом направлении практики. Динамичность развития законодательства о банкротстве и  правоприменительной практики не позволяют считать отдельные вопросы устоявшимися, что свидетельствует об актуальности темы и возможности дальнейших исследований в данном направлении.

 

 

Судья                                                                                                                Е.Н. Головнина

 

10.05.2012