Обзор судебно-арбитражной практики по спорам, связанным с защитой интеллектуальной собственности.

Обзор подготовлен в соответствии с Планом работы Шестого арбитражного апелляционного суда на 2 полугодие 2009 года в целях формирования единых подходов правоприменения законодательства об интеллектуальной собственности.

Статистические данные за 2008 год - 9 месяцев 2009 года и результаты обобщения судебной практики свидетельствуют о том, что в правоприменительной практике в более полной мере, чем в предыдущие периоды реализуются предусмотренные законодательством меры защиты интеллектуальной собственности. Увеличивается количество дел данной категории и самыми распространенными исками о защите прав интеллектуальной собственности на сегодняшний день можно считать иски о защите исключительных прав, связанных с нарушением прав на средства индивидуализации, прав на товарные знаки, на селекционные достижения требования о возмещении убытков или компенсации.

Категории дел, связанных с защитой исключительных прав, рассматривает и Шестой арбитражный апелляционный суд.

Так, по результатам отчетности суда в анализируемом периоде всего рассмотрено 8 дел, связанных с охраной интеллектуальной собственности (см. Таблица 1), что составляет 0,1% от общего количества рассмотренных судом дел. При этом, из них 2 дела рассмотрено в 2008 году, 6 дел - за девять месяцев 2009 года. Кроме того, судом рассмотрено 18 дел об административных правонарушениях о привлечении к административной ответственности за незаконное использование товарного знака в порядке статьи 14.10 КоАП РФ. По 10 делам постановления апелляционной инстанции обжалованы в кассационном порядке, из них 1 - изменено, 2 - отменено. По четырем обжалованным в Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации делам отказано в передаче в Президиум.

Сравнительное статистическое исследование показывает, что за аналогичный период времени Пятым арбитражным апелляционным судом рассмотрено 4 дела по спорам, связанным с охраной интеллектуальной собственности и 9 дел, связанных с применением законодательства об административных правонарушениях за незаконное использование товарного знака; федеральным арбитражным судом Дальневосточного округа рассмотрел в порядке кассационного производства в 2008 году 4 дела, связанных с охраной интеллектуальной собственности, и 4 дела - за 9 месяцев 2009 года.

Таблица 1

Результаты рассмотрения Шестым арбитражным апелляционным судом

дел по категориям споров за 2008 - 9 месяцев 2009 года

Категории дел

Рассмотрено дел

2008 год

9 месяцев 2009 года

связанные с охраной интеллектуальной собственности

2

6

из них:

о защите исключительных прав

1

7

в т.ч. связанных с нарушением

селекционных достижений

1

1

на средства индивидуализации

3

3

- прав на товарные знаки

3

2

- прав на фирменные наименования

0

1

из них

возмещение убытков или взыскание компенсации

2

5

о привлечении к административной ответственности за незаконное использование товарного знака в порядке статьи 14.10 КоАП РФ

4

14

1. В качестве основания для взыскания убытков в пользу патентообладателя селекционного достижения необходимо установить факт производства семенного материала, а не полученных из селекционных семян растений (дело № А04-738/08-12/19).

Государственное научное учреждение Всероссийский научно-исследовательский институт сои Российской академии сельскохозяйственных наук обратилось с исковым требованием к обществу с ограниченной ответственностью «Орион» о взыскании неосновательного обогащения за использование в 2007 году семян патентоохраняемых сортов сои.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что общества в 2007 году использовало для выращивания 150 тонн семян сои сорта «Даурия» и 100 тонн семян сои сорта «Гармония» без лицензионного договора с ГНУ ВНИИ сои, что подтверждается Справкой Федерального государственного учреждения «Амурский референтный центр Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору».

Отменяя решение об удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции установил, что ответчик приобрел семена сои на основании договора у лицензиата, имеющего не исключительную лицензию патентообладателя, с целью товарного производства продукции и произвел в спорный период 250 тонн сои патентоохраняемых сортов.

Согласно статье 14 Закона «О селекционных достижениях» (пункт «е») не являются действиями нарушающими права патентообладателя любые действия с семенами, растительным материалом, которые введены в хозяйственный оборот патентообладателем или с его согласия другим лицом, кроме последующего размножения указанного сорта, а также вывоза с территории РФ растительного материала, позволяющего размножить сорт в страну, в которой не охраняется данный род или вид, за исключением вывоза с целью переработки для последующего потребления.

Суд признал недоказанным факт того, что ответчик посеял сою названных сортов в спорный период не для производства урожая (продукции), которую мог реализовать как товар («первый урожай»), а для производства собственных семян второго поколения, которые затем использовались для производства товарной сои, то есть для размножения охраняемых сортов семян (апелляционное производство № 06АП-А04/2008-1/1924).

Судом установлено, что ООО «Орион» не является семеноводческим хозяйством и из приобретенных семян не производило новые семена. В результате посевов, полученные соевые бобы не соответствуют требованиям, предъявляемым к семенам, поскольку при их посеве применялась технология не семенного, а товарного производства сои.

Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к тому, что основанием для взыскания убытков в пользу патентообладателя селекционного достижения является установление факта производства семенного материала, а не полученных из селекционных семян растений.

При кассационном обжаловании выводы апелляционного суда были признаны правомерными (кассационное производство № Ф03-3902/2008).

2. Компенсация подлежит взысканию с лица, нарушившего исключительное право на использование произведения, если оно не докажет отсутствие своей вины (дело №А04-94/2009).

Общество с ограниченной ответственностью «Мистерия +», являясь правообладателем исключительных прав на DVD диск «Лунтик и его друзья», обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании с индивидуального предпринимателя компенсации за нарушение исключительных прав.

Предприниматель просил в удовлетворении искового требования отказать ввиду отсутствия вины в его действиях, мотивировав свою позицию недоказанностью факта приобретения контрафактной продукции именно в принадлежащей ему торговой точке.

Согласно статье 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных в законодательстве вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации.

В силу пункта 2 статьи 1064 ГК РФ лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Индивидуальный предприниматель отсутствие вины в своих действиях не доказал, равно как и не представил доказательств наличия прав на реализацию диска формата DVD «Лунтик и его друзья».

Суд первой инстанции установил, что ответчик незаконно распространял указанный DVD диск. Это подтверждается кассовыми чеками индивидуального предпринимателя, выданными на спорный диск; видеозаписью приобретения указанного диска, контрафактным DVD диском, отличающимся от лицензионного низким качеством полиграфической упаковки; отсутствием наименование российского правообладателя, номера лицензии, марки правообладателя. Ни на одну из сторон диска в отличие от оригинала не нанесено изображение героев мультфильма.

Таким образом, суд первой инстанции, установив факт нарушения ответчиком исключительных прав ООО «Мистерия+» как правообладателя, заявленное требование удовлетворил и взыскал с индивидуального предпринимателя соразмерную компенсацию.

Апелляционный суд, оставляя в силе решение суда, признал выводы суда правильными (апелляционное производство № 06АП-1511/2009).

3. Размер компенсации за каждый случай нарушения исключительных прав определяется судом в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

А) Общество с ограниченной ответственностью «Мистерия +» (дело №А04-91/2009)- правообладатель исключительных прав, обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании с индивидуального предпринимателя компенсации за нарушение исключительных прав. Требование мотивировано тем, что приобретенный у ответчика товар содержит признаки контрафактности: низкое качество полиграфической упаковки, отсутствие наименования российского правообладателя, отсутствие номера лицензии, наличие двух и более фильмов на одном диске, на одном диске помещены фильмы разных правообладателей, отсутствие Сид-код «IFPI». В результате реализации некачественного товара и из-за снижения покупательского спроса на лицензионные компакт-диски в разных форматах истцу причинен ущерб в виде неполученных доходов.

Решением суда первой инстанции, подтвержденным постановлением апелляционного суда заявленные требования удовлетворены частично по следующим основаниям.

Судом установлены исключительные авторские имущественные права истца на фильмы «Самый лучший фильм» и «Элька». Материалами дела доказан факт приобретения контрафактных дисков в торговой точке, принадлежащей индивидуальному предпринимателю. При сопоставлении лицензионных дисков и дисков, приобретенных у ответчика, выявлены визуальные отличия, свидетельствующие о наличии признаков контрафактности. Таким образом, суд сделал вывод о фактической незаконной реализации контрафактных DVD дисков ответчиком.

Статьей 1270 ГК РФ предусмотрено, что автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в любой форме и любым не противоречащим закону способом, в том числе воспроизводить произведение, распространять произведение путем продажи или иного отчуждения его оригинала или экземпляров.

Согласно статье 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных названным Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

- в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда;

- в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Кроме того согласно пункту 3 статьи 1252 ГК РФ, в случаях, предусмотренных законодательством для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения.

При этом правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

Определение окончательного размера компенсации является прерогативой суда. В связи с этим, суды, принимая во внимание доказанность факта нарушения исключительных прав общества, исследовав все обстоятельства дела: сложность создания аудиовизуального продукта, стоимость контрафактной продукции, количество произведений, в отношении которых нарушены права истца, размер компенсации, а также факт нарушения ответчиком исключительных прав впервые, пришли к выводу о взыскании с индивидуального предпринимателя компенсации в размере 100 000 рублей (по 50 000 рублей за каждое произведение), что соответствует характеру и возможным последствиям допущенного ответчиком нарушения.

В кассационном порядке судебные акты не обжаловались.

Б) По делу № А73-3787/2008-86 суд отказал в удовлетворении исковых требований правообладателя в части взыскания компенсации за незаконное использование исключительных прав на товарный знак в размере 1 000 000 рублей.

Постановлением апелляционной инстанции (апелляционное производство №06АП-111/2009) решение в части отказа во взыскании денежной компенсации изменено: в пользу правообладателя с нарушителя исключительных прав на товарный знак взыскано 100 000 рублей.

Согласно статье 1252 ГК РФ правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных убытков. Помимо этого, лицо, допустившее нарушение исключительного права, вправе доказывать отсутствие в этом своей вины - одного из элементов состава правонарушения, обуславливающего взыскание компенсации. Степень вины при этом должна учитываться судом при рассмотрении требования о взыскании компенсации, как фактор, влияющий на ее размер.

В силу статей 1479, 1481 ГК РФ государственная регистрация товарного знака носит правоустанавливающий характер. Это означает, что до ее осуществления у лица, использующего товарный знак, отсутствуют основания предполагать его использование неправомерным.

С учетом вышеизложенного апелляционным судом при определении размера компенсации дана оценка представленной в материалах дела претензии, из содержания которой следует, что истец требовал от ответчика прекращения издания печатной продукции под наименованием «Деловой Сахалин» в связи с регистрацией за истцом средства массовой информации под аналогичным наименованием. Сведения о регистрации прав истца на спорный товарный знак и требование о прекращении его использования ответчиком в претензии отсутствуют. Вместе с тем, убедительных доказательств отсутствия возможности получения информации о наличии у истца зарегистрированного товарного знака суду не представлено.

Основываясь на материалах дела, и принимая во внимание, что несмотря на установление приоритета товарного знака с 12.01.2007, его регистрация была произведена только в декабре 2007 года. Также в нарушение действующего законодательства ответчиком произведено издание и выпущен в оборот справочник «Деловой Сахалин 2008/1» тиражом 5 000 экземпляров.

Таким образом, апелляционный суд пришел к выводу о взыскании с ответчика 100 000 рублей компенсации соразмерено допущенному нарушению исключительных прав. Указанные выводы суда поддержаны судом кассационной инстанции (кассационное производство № Ф03-1737/2009).

4. Хозяйствующий субъект может быть привлечен к административной ответственности в соответствии со статьей 14.10 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации за незаконное использование чужого товарного знака в виде сходного с ним обозначения для однородных товаров (дело № А73-242/2008-74АП).

Решением суда первой инстанции заявленные Хабаровской таможней требования о привлечении общества с ограниченной ответственностью «Дальтехснаб» к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ за незаконное использование товарного знака «BAIKAL» и «Армстронг-Байкал» удовлетворены. Постановлением апелляционного суда судебный акт суда первой инстанции признан законным и оставлен без изменения (апелляционное производство № 06АП-А73/2008-2/1364).

На этапе таможенного оформления товаров, задекларированных по ГТД произведен 10 % таможенный досмотр товаров. В результате выборочного таможенного досмотра установлено, что на всех первичных упаковках имеется маркировка изготовителя ТМ BAIKAL. Также производилась фотосъемка товаров, в результате которой установлено, что ввезенный ООО «Дальтехснаб» товар имеет маркировку на упаковке, содержащую комбинированное обозначение: словесный элемент «Baikal» и изображение круга, очерченного вокруг буквы «В».

Вместе с тем, согласно информации, полученной из Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам за «АВИ Лайесенсинг Компани» зарегистрированы товарные знаки «BAJKAL» и «Армстронг-Байкал» на товары 17, 19 класса Международного классификатора товаров и услуг (МКТУ) в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации согласно соответствующим свидетельствам.

На основе полученной информации таможенный орган усмотрел в действиях общества незаконное использование чужого товарного знака в виде сходного с ним обозначения для однородных товаров и в порядке части 3 статьи 23.1 КоАП РФ обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ.

Правовая охрана на товарный знак ограничивается товарами и услугами, указанными в свидетельстве на товарный знак. Однако охрана распространяется и на однородные товары.

При установлении однородности товаров должны приниматься во внимание такие обстоятельства, как: род (вид) товаров, их потребительские свойства и функциональное назначение (объем и цель использования), вид материала, взаимодополняемость и взаимозаменяемость товаров, место и условия их реализации, круг потребителей.

В ходе сравнительного анализа на предмет тождества и сходства обозначения «Baikal», использованного на упаковке товара ООО «Дальтехснаб», и обозначений, зарегистрированных в качестве товарных знаков «BAJKAL» и «Армстронг-Байкал» судами установлено, что обозначение «Baikal» сходно с товарным знаком «Армстронг-Байкал» по фонетическому признаку, поскольку они имеют одинаковое звучание со вторым словом товарного знака, а с товарным знаком «BAJKAL» по визуальному признаку, поскольку по буквенному написанию имеется различие лишь в одной букве. При этом указано, что совпадения всех трех признаков для выводов о сходстве словесных обозначений, законодательством не предусмотрено.

Таким образом, в действиях ООО «Дальтехснаб» присутствует состав административного правонарушения по 14.10 КоАП РФ, в связи с чем решение о привлечении его к административной ответственности в виде штрафа правомерно.

5. Участник предпринимательской деятельности при приобретении на внутреннем российском рынке иностранных товаров, в обозначение которых включены охраняемые товарные знаки, должен установить, что их введение в гражданский оборот осуществлено с согласия правообладателя товарного знака (дело № А37-58/2008-2).

Управление Роспотребнадзора обратилось в арбитражный суд с заявлением о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ.

Решением суда предприниматель привлечен к административной ответственности в виде штрафа в размере 10 000 рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, - спортивной одежды «NIKE», «REEBOK», «PUMA», «ADIDAS».

Оспариваемый в апелляционном порядке судебный акт мотивирован тем, что наличие в действиях предпринимателя состава правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ, установлено. Предприниматель незаконно использовал чужие товарные знаки, доказательств, подтверждающих использование этих товарных знаков с согласия правообладателей, предпринимателем не представлено.

Выводы суда первой инстанции подтверждены постановлением апелляционного суда (апелляционное производство № 06АП-А37/2008-2/1087).

В соответствии со статьей 2.4 КоАП РФ лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не предусмотрено иное.

В силу статьи 14.10 КоАП РФ незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров влечет наложение административного штрафа на должностных лиц - от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара.

В данном случае судом установлено, что предлагаемый предпринимателем к продаже товар имеет товарные знаки, сходные с охраняемыми на территории Российской Федерации товарными знаками «REEBOK», «ADIDAS», «PUMA», «NIKE», правообладателями которых являются соответственно компания «Рибок Интернейшнл Лимитед», компания «адидас АГ», компания «адидас Интернешнл Маркетинг Б.В.», общество с ограниченной ответственностью «Пума-Рус», общество с ограниченной ответственностью «НАЙК»

Поскольку предприниматель ни в ходе административного расследования, ни в судебных инстанциях не представил документов, подтверждающих использование спорных товарных знаков с согласия правообладателей, суды пришли к выводу о признании находящейся у предпринимателя на хранении и предлагаемой к продаже населению продукции контрафактной.

6. Для привлечения к ответственности в порядке статьи 14.10 КоАП РФ административный орган должен надлежащим образом доказать вину лица за незаконное использование чужого товарного знака.

А) По делу № А73-2357/2009 Хабаровская таможня обратилась в Арбитражный суд с заявлением о привлечении общества с ограниченной ответственностью «Водолей» к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ, мотивировав заявленные требования незаконным использованием обществом чужого товарного знака при введении в торговый оборот, путем ввоза на территорию Российской Федерации, товара.

Решением суда в удовлетворении заявленных требований отказано ввиду отсутствия у таможенного органа правовых оснований для признания общества виновным в совершении вменяемого правонарушения. Выводы суда обоснованы ссылками на подлежащие применению нормы КоАП РФ и положения раздела 7 части 4 ГК РФ.

В соответствии со статьей 1225 ГК РФ результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым представляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью), являются: в том числе товарные знаки и знаки обслуживания.

Согласно пункту 1 статьи 1229 ГК РФ правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Ввоз товаров на территорию Российской Федерации с зарегистрированным товарным знаком без разрешения правообладателя является незаконным использованием товарного знака.

Статьей 14.10 КоАП РФ за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров установлена административная ответственность в виде наложения административного штрафа на должностных лиц с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара.

Из материалов дела следует, что общество ввезло на таможенную территорию Российской Федерации товар, содержащий незаконное воспроизведение товарного знака «Disney», без разрешения правообладателя товарного знака, то есть совершило действия, направленные на введение в гражданский товарооборот указанных товаров, что образует объективную сторону состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 14.10 КоАП РФ.

Судебная коллегия апелляционной инстанции согласилась с выводом суда первой инстанции об отсутствии вины Общества во вменяемом административном правонарушении (апелляционное производство №06АП-2436/2009) и указала следующее.

В соответствии с пунктом 2 статьи 2.1 КоАП РФ административная ответственность за противоправное действие (бездействие) юридического лица наступает, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению, то есть если будет установлена его вина, как это предписано статьей 2.2 КоАП РФ.

Статьей 1.5 КоАП РФ закреплена презумпция невиновности лица, привлекаемого к административной ответственности, поэтому доказывание вины возложено на административный орган. Следовательно, доказыванию прокуратурой подлежал тот факт, что предпринимателю было известно о незаконном поступлении в ее адрес товара с использованием чужого товарного знака.

При исследовании арбитражным судом товаротранспортных и коммерческих документов к перемещаемому товару, установлено, что они содержат указание только на поступление в адрес общества детских товаров, а именно, мячей детских надувные из полимерных материалов с изображением детской тематики для игр на воде и открытом воздухе. Никаких указаний относительно воспроизведения на поставленных товарах изображений мультипликационных героев мультфильмов компании «DISNEY» и буквенных изображений «DISNEY», «DISNEY PRINCESS» товаросопроводительные документы, а также договор и дополнительные соглашения не содержат.

Основываясь на полном и всестороннем исследовании матералов дела апелляционный суд пришел к выводу, что таможней не доказан факт того, что общество реально располагало сведениями относительно обозначения товаров, поставленных по договору китайской стороной, товарным знаком правообладателя.

При кассационном рассмотрении дела (кассационное производство № Ф03-4812/2009), указано, что арбитражные суды обеих инстанций пришли к правильному выводу об отсутствии оснований для привлечения общества к административной ответственности, поскольку таможней в ходе административного расследования не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что общество располагало сведениями относительно обозначения поставленных по контракту товаров, содержащих незаконное воспроизведение чужого товарного знака; также не доказано вина общества в ходе судебного рассмотрения.

Б) В другом деле (№ А73-1049/2009) административный орган обратился в суд с заявлением о привлечении индивидуального предпринимателя с заявлением о привлечении к административной ответственности за использование товарного знака «CHANEL» при реализации солнцезащитных очков без разрешения правообладателя и без лицензионных договоров об уступке вышеназванного товарного знака, подтверждающих легальность оборота товара.

Решением суда первой инстанции, оставленном без изменения при апелляционном обжаловании (апелляционное производство №06АП-3139/2009), в удовлетворении заявленных требований отказано, что мотивировано недоказанностью состава вменяемого индивидуальному предпринимателю административного правонарушения.

Исследовав вопрос о наличии обстоятельств для привлечения предпринимателя к административной ответственности по статье 14.10, суд установил, что доказательств о наличии в действиях последнего состава вменяемого правонарушения уполномоченным административным органом в нарушение статьи 65 АПК РФ не представлено. К тому же материалами дела подтверждено, что предпринимателем приняты все зависящие меры по соблюдению законодательства о товарных знаках, что свидетельствует о том, что им не допущено несоблюдения возложенных обязанностей.

Таким образом, суд пришел к выводу и об отсутствии оснований для привлечения к административной ответственности.

7. При установлении контрафактности товара или легальности введения товара в гражданский оборот не допускается использование уполномоченным административным органом доказательств, полученных с нарушением закона (дело № А73-646/2009, А37-923/2009).

Проанализируем практику по первому делу, в котором решением суда отказано в удовлетворении заявленных требований Управления внутренних дел по Магаданской области, которое обратилось в Арбитражный суд с заявлением о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ в связи с незаконным использованием предпринимателем чужого товарного знака при реализации спортивной продукции.

Как следует из материалов дела, предпринимателем реализован товар, приобретенный в розничной торговой сети г. Москва. Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что ввоз товара на территорию РФ и введение его в гражданский оборот предпринимателем не осуществлялось.

Как установлено судом первой инстанции, в материалах дела отсутствовали доказательств того, что товар введен в гражданский оборот не самим правообладателем данного товарного знака, а также доказательств того, что он приобретен на незаконных основаниях.

Так, административный орган в рамках расследования данного административного правонарушения не установил факты того, каким образом спорный товар, маркированный логотипом известной иностранной фирмы - владельца товарного знака, введен в гражданский оборот на территории Российской Федерации, выдавались ли в установленном порядке правообладателями соответствующих товарных знаков разрешения другим лицам на размещение своих товарных знаков при производстве спорной спортивной продукции, вводилась ли в оборот на территории Российской Федерации указанная продукция. Кроме того, выводы административного органа о контрафактности изъятой у предпринимателя продукции сделаны на основании ответа ФГУ ФИПС Роспатента от 23.03.2009 № 42-851-р и заключения специалиста отдела исследований ООО «Власта-Консалтинг» от 24.03.2009 № 883/09, составленного на основании запроса УВД по Магаданской области от 12.03.2009 № 38/14-469, направленного в рамках производства по делу об административном правонарушении в отношении предпринимателя.

Апелляционная инстанция при проверке судебного акта суда первой инстанции признала правильным вывод, что указанные документы не могут быть приняты в качестве доказательства контрафактности проверяемой продукции, поскольку не соответствуют требованиям статьи 26.4 КоАП РФ, предусматривающим порядок проведения экспертизы и дачу экспертного заключения (апелляционное производство № 06АП-2647/2009).

Кроме того, согласно части 1 статьи 25.8 КоАП РФ в качестве специалиста для участия в производстве по делу об административном правонарушении может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, обладающее познаниями, необходимыми для оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, а также применении технических средств.

ООО «Власта-Консалтинг» является представителем интересов правообладателя товарного знака, действует в их интересах и обладает полномочиями по их защите. Следовательно, специалист, составивший заключение о контрафактности изъятой продукции является в данной ситуации заинтересованным лицом.

В силу части 3 статьи 26.2 КоАП РФ, не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона. Таким образом, административным органом не доказан факт незаконного введения товара в гражданский оборот на территории Российской Федерации.

При таких обстоятельствах арбитражный суд пришел к правильному выводу о несоблюдении административным органом требований закона при получении доказательств, связанных с использованием специальных познаний, что влечет невозможность их использования в подтверждение совершения предпринимателем вменяемого правонарушения.